Фактически уже через два дня, 17 мая, в рамках ежегодного Астанинского экономического форума должна состояться церемония подписания соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС с Ираном.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения
И когда временное соглашение между ЕАЭС и Ираном станет постоянным

Мероприятие отнюдь не рядовое, особенно на фоне резкого обострения взаимоотношений между ИРИ (Исламской Республикой Иран) и Соединенными Штатами Америки, которые все-таки решились на восстановление финансово-экономических санкций против Тегерана в полном объеме.

Однако расценивать подписание временного (на 3 года) соглашения по ЗСТ в качестве своеобразного «нашего ответа Чемберлену» ни со стороны Ирана, ни, тем более, со стороны России, против которой тоже действуют американские санкции, не стоит.
©
AFP 2018 / LIONEL BONAVENTURE Судьбоносная 10-дневка для Ирана: кризис в Армении волнует не меньше конфликта с Западом

Да хотя бы потому, что решение о подготовке и подписании соглашения по ЗСТ между ЕАЭС и Ираном было принято задолго до того, как Трамп решился в одностороннем порядке выйти из иранского «ядерного» соглашения и восстановить пакет жестких анти-иранских санкций в полном объеме.

Скажем так: соглашение о создании временного СЗТ – это не «вопреки» (Западу, и в первую очередь Америке), а «во имя» создания, укрепления и расширения интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического Союза, инициатором и, как принято говорить, локомотивом которого является Россия.

Как бы то ни было, работа по вовлечению в интеграционный процесс одной из самых мощных, с огромным экономическим потенциалом стран Ближнего Востока – Ирана – уже практически завершен.

И экономические эксперты, подсчитывающие преференции, которые могут получить за три года действия соглашения по ЗСТ все вовлеченные в соглашение государства, уже уверяют, что этим дело не ограничится. И что после первого этапа (трехлетнее сотрудничество), стороны будут не просто обновлять соглашение, а обязательно пойдут по пути дальнейшей интеграции торговых и экономических процессов между странами-членами ЕАЭС и Ираном.

Есть в этом небольшая, но знаковая специфика. В иранском законодательстве зафиксировано, что Тегеран не имеет права снижать таможенные ставки ниже 4%. Ну вот такая страна, изначально предполагающая, что будет защищать своего, отечественного производителя.

Поэтому соглашение по ЗСТ заключается временное, сроком на три года, с учетом всех требований ВТО. И лишь по истечении этого срока стороны будут определяться. Либо продлят соглашение на энное количество лет, либо уже будут готовить соглашение по созданию всеобъемлющей ЗСТ.

И тогда уже либо сразу, либо постепенно начнется обнуление таможенных тарифов с обеих сторон.
©
Sputnik / Aram Nersesyan Видит ли Пашинян Армению в роли ускорителя положительных процессов в ЕАЭС?

Армении, кровь из носу, необходимы иностранные инвестиции в логистику

Ну а что касается конкретно Армении, то преференции, которые может получить Ереван, если соглашение между ЕАЭС и Ираном заработает в полную силу (хочется надеяться, что это случится сразу же после подписания документа в Астане), преувеличить невозможно.

И дело не только в том, что Армения – единственная страна ЕАЭС, имеющая общие границы со страной с таким огромным торговым потенциалом (80 миллионов населения – это не шутки).

Следует просто не забывать, что одновременно с торговыми и налоговыми льготами, которыми нынешнее армянское правительство (хотелось бы надеяться) должно суметь распорядиться с толком, есть еще и вторая сторона медали, связанная с региональной логистикой.

И вот тут-то Армении необходимо, как говорится, хоть «кровь из носу», суметь извернуться так, чтобы в ближайшие три года решить вопросы инвестиций по строительству железной дороги через Сюник до Мегри.

И тогда основной товарный поток между большинством стран, входящих в ЕАЭС и Ираном легко можно будет направить именно через территорию Армении. А транзит в наше время, да еще для страны, которая не имеет своих энергоносителей, нефти и газа, сами понимаете…

Но фиксироваться только на логистике и транзите не следует. Ведь на самом деле для трехмиллионной Армении 80-миллионный потребительский рынок Ирана – это идеальный вариант увеличить в разы экспорт собственной продукции. Той, которая сегодня есть.

Будь то рыба, минеральная вода, натуральные и газированные напитки, мясо… По большому счету, если хорошо покопаться, то даже в нынешнем критическом состоянии экономики и промышленности, можно найти многое, что будет потенциально востребовано на потребительском рынке южного соседа.
©
Sputnik / Aram Nersesyan Развитие регионов и транзитные возможности: что сулит Армении соглашение Ирана и ЕАЭС?

И даже если «розовые мечты» будут реализовываться с черепашьей скоростью…

По итогам минувшего года товарооборот между Арменией и Ираном невелик – всего лишь 260 миллионов долларов. Однако по подсчетам специалистов, эта цифра за три года (пока будут действовать льготы по временному ЗСТ между ЕАЭС и Ираном) вполне может увеличиться раза в три.

И это будет серьезное подспорье для армянской экономики даже в том случае, если все розовые мечты о логистике и транзите между странами Евразийского экономического Союза и Ираном так и останутся мечтами. Или же, скажем, начнут реализовываться с черепашьей скоростью, что в нынешней ситуации не исключено.

Но ведь существует еще и свободная экономическая зона на армяно-иранской границе в Мегри, которая обязательно должна быть задействована как одно из главных звеньев в цепочке подписываемого 17 мая соглашения в Астане.

И в этом плане небольшая Армения может дать сотню очков форы остальным полноценным членам ЕАЭС.

Логика такова: Мегри будет, образно говоря, «соблазнять» производителей с обеих сторон – и из ЕАЭС, и из Ирана. Импортированное в зону Мегри сырье (ну, на крайний случай полуфабрикат) будет «доводиться до кондиции», до конечного рыночного состояния на месте и вывозиться на потребительский рынок уже по выгодным таможенным расценкам.

Разница, по идее, должна быть настолько ощутимой, что производители с обеих сторон должны, как говориться, «повестись».

Однако есть во всем этом еще один нюанс. Дело в том, что на месте, в самом Мегри, в свободной экономической зоне необходимо создать приемлемые, привлекающие потенциальных клиентов условия.

Чтобы они не приезжали и начинали с нуля строить для себя ангары для складов или станков для переработки на месте, а чтобы это все (здания, строения, ангары) с готовой инфраструктурой уже было установлено на месте.
©
Sputnik / Asatur Yesayants Партнерство по расчету: армяно-иранский узел завязался на торговле благодаря ЕАЭС

Чтобы производители с обеих сторон всего лишь завозили свои станки, оборудование, стеллажи для складов полуфабрикатов и конечной продукции, устанавливали их сразу, в готовом помещении. И тогда они обязательно соблазнятся и приедут…

Это вовсе не оригинальное ноу-хау, с этого начинали те же Сингапур и Малайзия. Капитальных трат подобная тактика, конечно, потребует, однако и отдача будет соответствующая. Опробовано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *