Бельгия, Сирия, Канада – вот те страны, куда жизнь забросила героев этого материала. У каждого из них были свои причины переехать жить в Армению. Почему им в Армении лучше, чем в стране, в которой они выросли? Неужели все дело в «зове крови»?

«После двух лет жизни в Армении поняла, что именно здесь я нашла себя духовно», — рассказывает 30-летняя Ани.

Ее рассказ иногда прерывают коллеги с вопросами о работе. Мы сидим и разговариваем с Ани на балконе офиса, в котором она сейчас работает журналистом.

Ани Пайтян
© FACEBOOK/ ANI PAITJAN
Ани Пайтян

«Мама часто просит меня вернуться в Бельгию, — как-то грустно улыбается Ани. — Я ей говорю: мам, не беспокойся, я справляюсь».

В Бельгии Ани получала 2000 евро – это средний для страны показатель. В Армении у нее тоже средняя по меркам Армении зарплата — это 200 000 драмов (около 350 евро).

Семья Ани решила переехать из Армении в Европу, когда она была маленькой.

«Дома родители рассказывали, что уехали из Армении, потому что жизнь после развала Советского Союза стала невыносимой, что СССР был прекрасной страной. А в школе – наоборот, рассказывали, что в Союзе людям жилось плохо. Потом я поняла, что есть профессия, которая позволяет выслушать все стороны и сделать свой вывод – профессия журналиста», — говорит Ани.

Девушка стала проявлять интерес к Армении с 2015 года, когда в Ереване началось движение «Электрик Ереван». Смотрела лайв-стримы, мечтала работать журналистом. Не прошел и год, когда по волонтерской программе Birth Right Armenia она оказалась на родине и начала практику в одном из СМИ.

«Армению невозможно не любить. Тут воздух другой, еда другая… Реже покупаю себе одежду, не балую себя дорогой едой, но взамен получаю целый мир – мир хороших людей и вечного покоя. Этого не купишь ни за какие деньги», — говорит она.

Шант Чакмак
© FACEBOOK/ SHAUNT TCHAKMAK
Шант Чакмак

Шант Чакмак – армянин по происхождению — с любовью вспоминает Ереван и ждет времени, когда сможет приехать в Армению на постоянное место жительства.

«Дом, место работы, любимые кафе, парки. Здесь все рядом», — говорит Шант, находящийся сейчас в Канаде.

Мы с ним разговариваем по телефону, но даже в голосе чувствуется ностальгия. Он признается, что больше всего скучает по той атмосфере спокойствия, которая царит в Армении.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян встретился с армянской общиной в Сочи (13 мая 2018). Россия
© PHOTO: OFFICIAL SITE OF THE PRIME MINISTER OF RA
Призыв к репатриации: с какими трудностями может столкнуться Армения

Шант родился в Торонто, оба его родителя — армяне. Ходил в армянскую школу, был активным членом местной общины. В 2016-м, также благодаря программе Birth Right Armenia, посетил Армению. Планировал провести в Ереване четыре месяца, а прожил аж 1,5 года.

«В Армении для меня все было новым, но одновременно очень родным. Для меня было важно быть в Армении в день памяти жертв Геноцида армян. Я увидел, как люди чтут жертв геноцида без протестов. Конечно, требования признать Геноцид очень важны, но я лично уже не воспринимаю этот день как протестный. Он для меня – день памяти», — говорит он.

Шант признается, что нигде и никогда не слушал столько восхитительной музыки вживую, как в Ереване и уверен: Армения полна талантливых людей.

Будучи в Армении, он работал менеджером маркетинга в одной из компаний, которая продает изделия ручной работы. Благодаря этому проекту более чем 200 домохозяек имеют постоянный заработок.

«Я вижу свое будущее в Армении – это уж точно. Это страна больших возможностей. Я был вынужден на время вернуться в Торонто, чтобы помочь брату с его бизнесом. Но жду, когда вновь приеду в Армению. И знаю, что Армения тоже ждет меня», — говорит Шант.

Андраник Варданян
© FACEBOOK/ ANTRANIG VARTANIAN
Андраник Варданян

Семья 16-летнего Андраника была одной из первых, которая из Сирии переехала в Армению.

«Это был 2012-й год, — Андраник останавливается, чтобы зажечь сигарету: предстоит долгий разговор. — Если бы не это событие в моей жизни, я бы вообще был другим человеком. Одно точно – я бы не стал айтишником».

Аэропорт Звартноц
© SPUTNIK / ASATUR YESAYANTS
Что мы не знали о репатриантах, или Братья-ахпары

Программирование было хобби для переехавшего в Ереван Андраника. Однако, очень по-армянски, безо всяких дипломов или сертификатов его приняли на работу в одной фирме, потому что разглядели в нем специалиста. С тех пор он занимается любимым делом, так и не окончив университет.

«Самоучка-программист без диплома: такое невозможно представить в другой стране», — улыбается Андраник.

Из-за войны в Сирии все больше и больше сирийских армян переехали в Армению. Андраник уверен, что если бы не война в Сирии, он бы мог там прожить до конца жизни, потому что чувствовал себя комфортно. Армянская община в Сирии была на счету.

«В Европе многие армянские дети не понимают родного языка. Нам, сирийским армянам, обидно, когда в Ереване нас спрашивают – умеем ли мы писать на армянском», — говорит Андраник.

Однако многие сирийские армяне, приехав в Армению, не смогли себя здесь найти и попробовали переехать в европейские страны. В Европе два года прожил и Андраник — в Нидерландах, в Бельгии, во Франции.

«Вернулся в Армению, как только понял, что жизнь там — не мое. Не получилось. Чем эти страны хуже? Только одним: они – не Армения».

Жанна Погосян, Sputnik Армения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *