АВЕТИСЯН Минас Карапетович – армянский живописец, график, театральный художник, заслуженный художник Армении (1968). Он родился 20 июля 1928 года в армянской деревне Джаджур. После учебы в Ереванском училище имени Ф.Терлемезяна (1947–1952 гг.), поступил в Ереванский художественно-театральный институт (1952–1954 гг.) и ленинградский Институт живописи, ваяния и зодчества имени И.Е.Репина (1955–1959 гг.), где одним из его главных учителей был Б.В.Иогансон.

С 1960 года жил в Ереване.
По счастливой случайности родители художника в 1915 году избежали резни, когда недалеко от Джаджура несколько тысяч людей было убито в ущелье. Часто зимними вечерами, сидя у очага его деревенского дома, художник слышал рассказы свидетелей, которые видели эти ужасные события собственными глазами.
Исторические картины Аветисяна стали молчаливой данью памяти безвинно погибшим. К наиболее известным холстам этого цикла относится картина «Дорога. Воспоминание Моих Родителей» (1965–1967).
Первая выставка Минаса прошла в 1960 году, но широкая известность пришла к Аветисяну в 1962 году, после выставки «Пяти художников», которая проходила в Ереване. Полностью состоявшегося, с яркой индивидуальностью живописца многочисленные специалисты и посетители выставки приняли очень хорошо и по достоинству оценили его картины.

1 из 3

В зрелых вещах Аветисяна, колористически-контрастных, написанных крупным экспрессивным мазком, обрели новую жизнь принципы фовизма. Заметный отзвук в его произведениях нашли и традиции закавказского средневекового искусства. Работы мастера, сочетающие особую цветонасыщенность с эпическим драматизмом образного строя, пейзажи, автопортреты, жанрово-символические сельские мотивы ( «Пекут лаваш», 1972 г. «Пейзаж с хачкарами», 1974 г., обе картины – Музей современного искусства, Ереван) воспринимались на официальных выставках как прорывы к свободе эстетического самовыражения. Тем самым Аветисян, хотя и тяготея в целом, скорее, к французскому модерну и раннему авангарду начала 20 века, сближался с современным ему российским суровым стилем.
Успешно выступал также как театральный художник (сценография балета А.Хачатуряна «Гаянэ» в Театре оперы и балета имени А.Спендиарова, 1974; и др.) и живописец-монументалист (росписи заводских интерьеров в Ленинакане-Гюмри, 1970–1974 гг.).
Минас много путешествовал по Армении, разыскивал исторические памятники; он изучил армянскую миниатюру и работы самых великих армянских художников, прежде всего, Мартироса Сарьяна. Сарьян был духовным отцом Минаса. Молодой художник был истинным наследником творчества великого художника и символом нового роста национальной живописи. Яркость, драматическая страстность звучания цвета Минаса продиктована самой природой Армении, утёсами, подпалёнными яркими лучами солнца, которые, кажется, представляют собой таинственную вечность.
Следуя национальным традициям в живописи, используя средства выражения, найденные в древних миниатюрах, и опыт работ известных художников, Минас все же никогда не обращался к слепому копированию. В своих работах он выражал действительность, пропустив ее через собственное восприятие и интерпретацию жизни.

К сожалению, очень много работ художника погибло в 1972 году в огне. Ночью 1 января, в то время когда Минас был в Джаджуре со своей семьей, его ереванская студия была сожжена вместе с большей частью его лучших холстов.
Спустя три года, в 1975 году Минас Аветисян погиб под колесами автомобиля, заехавшего на тротуар.
Судьба, казалось, была против него даже после его смерти, когда землетрясение уничтожило часть его фресок в Ленинакане (Гюмри) и сравняло с землей музей Минаса Аветисяна в его родной деревне Джаджур.
Имя Минаса Аветисяна произносится в Армении с особенной привязанностью. Он посвятил всю свою трагически короткую жизнь искусству. Между 1960 и 1975 гг. Минас создал более 500 холстов и больших и маленьких, почти столько же рисунков, 20 больших фресок и проектов для дюжины театральных представлений.
В чем главная сила притяжения великого Минаса Аветисяна? Если отбросить искусствоведческие построения, эта сила в глубокой привязанности художника к своим корням.

1 из 4

Он был связующим звеном между средневековым наследием и современным армянским искусством, чувствовал сформированную веками систему ценностей, которые надлежало перенести в современный мир. В его картинах присутствует притяжение к первородному источнику и основным его формообразующим свойствам. Не случайно каждая цивилизация в своей мифологии уделяла огромное внимание месту становления своих племен, их первопредку-тотему и системе начального культурного уклада общества.
Талантливого человека делает великим прямое обращение к своим корням, без каких-либо уклонений и ложного жеманства. Это можно видеть в произведениях Минаса. Он создавал свои полотна, ни на минуту не забывая о священных для него образах. Приземистые, но архитектоничные хижины. Согбенные, но твердо, как обелиски, стоящие люди. Недоступные, как мечта, горы, создающие своим внутренним движением представление о вечности. Он использовал в своих мазках резкие динамические изгибы, но превращал созданное в константу, в статичную массу, стремясь навсегда увековечить прожитое.

Я текстовый блок. Нажмите кнопку Изменить, чтобы изменить этот текст.

В образах Джаджура Минас использованием элементарных геометрических форм достигает завершенности композиции. Такое под силу только человеку, родившемуся с природным даром, иначе легко скатиться в русло схематизма. Создавая фигуры, Минас избегает излишеств и ограничивается только несколькими изгибами линий.

В Ленинграде, где Минас увидел работы великих художников авангарда и их предшественников — Матисса, Пикассо, Ван Гога, Сезанна — родился его собственный колорит. Иногда утверждают, что истоки этого колорита идут из армянских средневековых манускриптов. Сам Минас не претендовал на роль носителя средневековых ценностей. Если он за счет внутренней свободы приблизился к золотому веку армянского наследия, то это лишний раз подтверждает величие его таланта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *